Юрий Ильинов предлагает Вам запомнить сайт «Славянская доктрина»
Вы хотите запомнить сайт «Славянская доктрина»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

светское общение

Каталина №29

развернуть

Каталина №29

29

Хотя разумом донья Беатрис понимала, что действует по справедливости и для блага Каталины, в глубине души её мучили сомнения. Раз или два она даже собиралась остановить дона Мануэля, но затем корила себя за проявленную слабость. Слишком много было поставлено на карту. Однако она нервничала, и монахини отметили её непривычную раздражительность. И вот как-то утром донья Анна сообщила аббатисе, что епископ уехал. Не привлекая внимания, он на заре покинул Кастель Родригес, сопровождаемый лишь секретарями и слугами. Часом позже дон Мануэль прислал записку, в которой докладывал, что все приготовления закончены и ночью Диего исчезнет из города.

Ближе к вечеру ей сказали, что Каталина просит принять её. Девушку провели в молельню. К своему неудовольствию, аббатиса видела, что та крайне возбуждена. Она догадалась, что Каталина о чём-то узнала.

— Что случилось, дитя моё? — спросила донья Беатрис. — Ваше преподобие говорили, что я могу прийти к вам, если попаду в беду, — и Каталина разрыдалась.

Аббатиса подождала, пока девушка успокоится, и повторила вопрос. Всхлипывая, Каталина рассказала, что какой-то знатный дворянин предложил послать Диего в армию, пообещав подарить ему поместье и дворянскую грамоту. Тот из любви к ней отказался и в результате жестоко поссорился с отцом. Портной заявил, что, если Диего не примет этого великодушного предложения, его увезут силой, и запретил ему жениться на Каталине. Аббатиса нахмурилась. Портной спутал им все карты. Если Диего исчезнет, девушка будет знать, что его увезли против воли. А она рассчитывала представить дело так, будто он всё-таки поддался искушению и сам покинул невесту.

— Он не мог и мечтать о такой судьбе, — заметила аббатиса. — Любой юноша, не колеблясь, схватился бы за такой шанс. Мужчины тщеславны и трусливы и, совершая дурной поступок, стараются доказать, что действовали с благими намерениями. Возможно, он лжёт, говоря о насилии, чтобы ты не думала, что он бросил тебя.

— Этого не может быть! Он любит меня. О, мадам, вы — святая женщина, вы не знаете, что такое любовь. Если у меня отнимут Диего, я умру.

— Никто ещё не умирал от любви, — с горечью ответила аббатиса.

Каталина упала на колени и простёрла к ней руки в страстной мольбе:

— О, ваше преподобие, пожалейте нас. Спасите Диего. Не разрешайте им увезти его. Я не смогу без него жить. О, мадам, если б вы знали, что я испытала, думая, что потеряла его навсегда, и как ночь за ночью я плакала, пока не испугалась, что ослепну. Разве пресвятая дева излечила меня не для того, чтобы я смогла стать женой моего любимого? Она пожалела меня, почему же вы не хотите помочь мне?

Аббатиса сжала ручки кресла так, что побелели костяшки пальцев.

— Все это время я стремилась к нему. У меня разрывается сердце. Я лишь бедная и невежественная девушка. У меня ничего нет, кроме моей любви. Я люблю его всем сердцем.

— Он — никто, — прохрипела донья Беатрис. — Он ничем не отличается от других.

— Ах, мадам, вы говорите так, потому что никогда не испытывали страданий и блаженства любви. Я хочу чувствовать его руки, обнимающие меня. Я хочу ощущать тепло его губ, прижатых к моим, ласку его рук на моём обнажённом теле. Я хочу, чтобы он обладал мной, как влюблённый обладает женщиной, которую любит. Я хочу, чтобы его семя устремилось в меня и я зачала ему ребёнка. Я хочу, чтобы его ребенок сосал мою грудь.

Каталина прижала руки к груди, и чувственность изливалась из неё столь ярким пламенем, что аббатиса отпрянула назад. Её словно обдало жаром печи, и она подняла руки, защищаясь от него. Она взглянула в лицо девушки и содрогнулась. Оно странно изменилось, побледнело, превратилось в маску желания. Каталина жаждала мужчину. Страсть захватила её. И внезапно лицо аббатисы исказилось гримасой невыносимой боли, и из её глаз брызнули слезы. Каталина испуганно вскрикнула:

— О, ваше преподобие, что я сказала? Простите меня, простите. — Она прижалась к коленям доньи Беатрис. Каталину поразил всплеск чувств в женщине, в которой она всегда видела лишь спокойствие, степенность, достоинство. Она ничего не понимала. Она не знала, что делать. Она взяла в свои тонкие руки руки аббатисы и поцеловала их. — Мадам, почему вы плачете? Что я сделала?

Донья Беатрис вырвала руки и, сжав их в кулаки, попыталась успокоиться.

— Я — злая и несчастная женщина, — простонала она.

Аббатиса откинулась в кресле и закрыла лицо руками. Воспоминания о далёком прошлом захватили её, и, стискивая зубы, она с трудом подавляла рыдания. Эта глупышка сказала, что она никогда не знала любви. Как жестоко после стольких лет ощутить, что старая рана так и не затянулась. Разве у неё самой не разрывалось сердце из-за юноши, который теперь превратился в худого, измождённого священника. Аббатиса смахнула слёзы и, взяв в руки нежное личико Каталины, вглядывалась в него, словно никогда не видела его раньше. Животная страсть, мгновение назад исказившая её черты, исчезла. Аббатиса видела лишь нежность, внимание, невинность. И вновь её поразила красота Каталины. Такая молодая, такая прекрасная и так беззаветно любящая этого юношу. Как она могла подумать о том, чтобы разбить сердце бедняжки, испытав на себе, что это значит для юной души! И аббатиса сдалась под напором истинной любви, уступила велению сердца и пошла против своей же воли, ощутив при этом невыразимое облегчение. Она наклонилась и поцеловала алые губки девушки.

— Не бойся, дитя моё. Ты выйдешь замуж за своего любимого.

Каталина радостно вскрикнула и принялась благодарить аббатису, но та резко оборвала девушку. Деликатность ситуации требовала предельной осмотрительности, и ей хотелось спокойно обдумать следующий шаг. Через несколько часов Диего увезли бы к морю. Она могла послать за доном Мануэлем и запретить ему что-либо предпринимать, но этим не избавила бы себя от возможных осложнений. Брошенные ею семена дали хорошие всходы. Горожане твёрдо верили, что Каталина станет монахиней. Донья Беатрис хорошо знала страстную религиозность своих соотечественников. Если бы Каталина пошла против их воли и вышла замуж за сына портного, они восприняли бы её поступок как оскорбление веры. Восхищение, даже обожание, с которыми смотрели на девушку в Кастель Родригесе, сменилось бы негодованием и презрением. И аббатиса не удивилась бы, если б дом Каталины сожгли, её саму забросали камнями, а Диего вогнали в спину острый кинжал. Оставалось только одно.

— Вы с Диего должны немедленно покинуть город. Найди Доминго, своего дядю, и приведи его сюда.

Каталина, сгорая от любопытства, хотела узнать, что задумала аббатиса, но та велела ей не задавать вопросов, а делать то, что сказано.

Когда, несколько минут спустя, Каталина вернулась с Доминго, донья Беатрис отослала девушку, чтобы поговорить с ним наедине. Она рассказала ему то, что сочла необходимым, и послала с запиской к управляющему ее поместьями. Затем она велела Доминго найти Диего и объяснить юноше, что от него требуется. Отпустив Доминго, она вновь позвала Каталину.

— Ты проведёшь вечер со мной, дитя мое. В полночь я выведу тебя через потайную дверцу в городской стене. Там тебя встретит Доминго с лошадью, которую по моему указанию даст ему управляющий. Он отвезет тебя в другое место, где будет ждать Диего. С ним ты поскачешь в Севилью. Я дам тебе письмо к моим друзьям, и они найдут вам подходящую работу и жильё.

— О, мадам, — возбужденно воскликнула Каталина, — как я смогу отблагодарить вас за все хорошее, что вы для меня сделали?

— Слушай меня внимательно, — сухо ответила аббатиса. — Скачите быстро и нигде не останавливайтесь. Целомудрие — корона девушки, и ты должна хранить её, пока церковь не благословит ваш союз. Не забывай, что прелюбодеяние — смертный грех. Как только рассветт, ты должна в первой же деревне найти священника и попросить его обвенчать вас с Диего. Посмотри сюда.

Каталина посмотрела и увидела простенькое золотое колечко.

— Это кольцо я приготовила к твоему посвящению в монахини. Пусть оно станет твоим обручальным кольцом, — она положила колечко на ладонь Каталины, сердце которой учащенно забилось.

Потом они долго молились, и, наконец, часы пробили полночь.

— Пора, — сказала донья Беатрис и достала из ящика стола туго набитый кожаный мешочек.

— В нём золотые монеты. Спрячь его так, чтобы не потерять, и не давай Диего. Мужчины не знают цену деньгам и тратят их на всякие глупости.

Каталина скромно отвернулась и, подняв юбку, сунула мешочек в чулок и завязала тесёмки вокруг ноги.

Донья Беатрис зажгла фонарь и велела девушке следовать за ней. По пустынным коридорам они вышли в сад и прошли к дверце в городской стене. Аббатиса приказала пробить её, чтобы уходить из монастыря незамеченной или принимать гостей, чей визит, по каким-то причинам, следовало сохранить в тайне. Она достала ключ и отворила дверцу. Доминго, верхом на лошади, ждал в тени стены. В небе сияла полная луна.

— А теперь иди, — прошептала донья Беатрис. — Благослови тебя бог, дитя моё, и вспоминай меня в своих молитвах, ибо я грешная женщина и нуждаюсь в заступнике перед гневом божьим.

Каталина выскользнула из монастыря, аббатиса заперла дверцу, подождала, пока стихнет стук копыт, гулко раздававшихся в ночной тиши, и пошла к себе. По её щекам катились слёзы, и она едва видела, куда идет. Остаток ночи донья Беатрис провела в молитве.


Источник →

Ключевые слова: Нелли
Опубликовано 10.05.2018 в 21:56
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии