Юрий Ильинов предлагает Вам запомнить сайт «Славянская доктрина»
Вы хотите запомнить сайт «Славянская доктрина»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

светское общение

Восстановить советское наследие мешает либеральное меньшинство

развернуть

http://webkamerton.ru/2018/10/vosstanovit-sovetskoe-nasledie...

ВОССТАНОВИТЬ СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ МЕШАЕТ ЛИБЕРАЛЬНОЕ МЕНЬШИНСТВО

Восстановить советское наследие мешает либеральное меньшинство

29 октября 1918 года на первом съезде рабочей и крестьянской молодежи был учрежден «Российский коммунистический союз молодежи» (комсомол). Позже организации дали название «Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи» (ВЛКСМ).

Комсомольцы беззаветно отдавали силы на строительство нового государства — СССР. Так, в 20-30 годы они сыграли большую роль в восстановлении народного хозяйства страны и развитии всеобщего образования, в годы Великой отечественной войны защищали нашу родину от фашистских захватчиков, а в послевоенные годы помогали восстанавливать разрушенную войной страну, осваивали целинные земли, участвовали в ударных комсомольских стройках (БАМ, ВАЗ, КАМАЗ, Саяно-Шушенская ГЭС и пр.).

Попыткам восстановить советское наследие противостоят либерально настроенные чиновники. Такое мнение высказал доктор исторических наук, профессор, руководитель лекторской группы совета ветеранов города Санкт-Петербург Пахилюк Анатолий Викторович.

Профессор с горечью отметил, что российские власти проигнорировали крупные исторические даты, связанные с образованием СССР: «С обидой тебе скажу, что столетие Октябрьской революции практически прошло стороной. Столетие образования рабоче-крестьянской Красной армии — тоже прошло стороной».

Пахилюк с гордостью вспомнил подвиги молодых комсомольцев: «ВЛКСМ — это же молодежная организация. А молодежь — это кипучая энергия. Это 30-е годы, ворошиловский стрелок, это призыв в летчики, это военно-морской флот. Ну, а в годы Великой отечественной войны — это просто бесценно было — то, что подвиги совершали молодые люди, а почти все были комсомольцы».

Он также отметил, что сейчас есть робкие попытки восстановить работу с молодежью, однако этому, на его взгляд, препятствуют: «Сейчас есть попытки восстановить молодежные организации в школе — указ президента. Но ведь никто ничего не делает. Шойгу создает юнармию. Идет восстановление всего, что потеряно, но с такой осторожностью — либеральное меньшинство добивает все».

Можно ли было реформировать советскую промышленность?

Хотелось бы высказаться про «потерянные заводы». Именно с этой точки зрения посмотреть на экс-СССР. В конце концов, СССР ведь был прежде всего именно промышленной сверхдержавой. Не торговой, не сельскохозяйственной, а именно промышленной. Вполне логично посмотреть на основу его, так сказать, мощи, то есть на ту самую промышленность. И прежде всего на гордость СССР — промышленные гиганты. Много ведь их было, и каждый из них был своего рода «государством в государстве». Многие из них исчезли в пламени реформ, но есть и такие, которые сохранились.

Восстановить советское наследие мешает либеральное меньшинство



И вот тут как раз возникают серьёзные вопросы (исходя даже из поверхностного анализа их деятельности). Они работают и сегодня, но вот что касается прибыльности и рентабельности, то тут, как говорится, не всё так однозначно. А если конкретнее, то они постоянно работают в минус. (Живу на Урале и знаком с некоторыми такими гигантами.) То есть понятно, что за несколько лет перестроить их работу на рыночные рельсы было сложно. И даже лет за десять не так просто.

Но время идёт, жизнь не стоит на месте, страна развивается, а они… всё там же. Почему-то именно для этих гигантов (но и не только для них) характерны небольшие зарплаты рабочих и инженеров, устаревшее оборудование и постоянные долги перед поставщиками. Предприятие стратегическое, предприятие выполняет важную социальную функцию, предприятие остро нуждается в господдержке… Ну, и сколько раз мы с вами всё это слышали?

Господдержка оказывалась, на некоторое время проблемы удавалось снять, потом они вновь выползали на поверхность. И снова звучали красивые слова про социальную роль предприятия, про его богатую историю и т.д. И так без конца. По циклу. И тут, знаете, возникает один пренеприятнейший вопрос: а какова была реальная эффективность советской промышленной системы? В смысле не «уголь на гора» или «план по валу/вал по плану», а так сказать, какова была финансовая отдача от неё? Воровали, говорите, много? Ну, по сравнению с 90-ми не так уж и много. Скромно воровали.

Роль несунов в крахе социализма явно преувеличена. Да и начальство вело себя достаточно скромно по сравнению с последующим периодом. Тогда, простите, куда всё шло? . Вопрос не праздный. Уже как раз в 80-е годы (в 80-е, Карл!) совграждане столкнулись с довольно странным парадоксом: страна де-факто сверхдержава и контролирует чуть ли не половину планеты, войны давно уже нет, в каждом городе и городке работают заводы. Но нет счастья в жизни и товаров на прилавках.

Товаров, в смысле самых элементарных и примитивных, уже нет. В 80-е дефицитом было всё. И как-то это вызывает серьёзные сомнения как раз в эффективности той самой советской индустриальной сверхсистемы. Я, конечно, сильно извиняюсь, но в тех же США дешёвенькие «Форды» и бытовая техника (!) стали доступны части среднего класса ещё до Первой мировой. Европу же две мировые буквально перепахали, но к 60-м годам и там автомобиль стал вполне доступен почти каждому.

А что мы имели к 80-м годам? По доступности авто?

Вот тут любят клясть вороватых и глупых партократов, я как-то с этим не совсем согласен. Качество советского управления государством (с учётом доходов управляющего класса!) было весьма неплохим. Но счастья в жизни не было, а были бесконечные очереди. Под конец 80-х ситуация уже приобрела откровенно идиотический характер: заводы всё ещё работали «на полную катушку» и перевыполняли, но в магазинах уже было просто шаром покати.

Именно так, и никак иначе. Тут начинают пинать работников торговли: якобы именно они всё и разворовывали. Скорее, растаскивали по официально установленным правительством ценам. «Коммерческая» деятельность торговли как раз была следствием, а не причиной. Именно так. Всё с точностью до наоборот. Тут начинают клясть «интернациональную помощь». Да, она имела место, помогали. И в основном безвозмездно. Однако факт наличия советского блока имел и очевидные плюсы, в том числе и экономические. Да и в странах СЭВ тоже заводы работали. Было, было.

Знаете, именно глядя на современные «бывшие советские флагманы», которые ещё на плаву остались, закрадывается гадкое подозрение об истинной экономической эффективности советской индустриальной системы. То есть я говорю не об «обороте» (он был просто чудовищным!) а о той финансовой отдаче, которую она давала, эта самая индустрия. Как мне кажется, трагедия советских лидеров заключалась как раз в том, что они управляли очень большой, очень сложной системой с очень небольшим «прибавочным продуктом». А качество управления как раз было достаточно неплохим, и эти «ребяты» не только речи с трибун толкали, но и работали.

Просто даже сегодня, после практически 30-летия экономических реформ, эти самые бывшие гиганты весьма плохо адаптированы к рыночной среде. Никак, понимаешь, приспособиться не могут, всё им помощь нужна и по счетам они не платят. Как, интересно, выглядела «экономика», состоявшая из таких вот «гигантов» («середняков»)? Что она могла заработать? Интересный «иксперимент» в этой области провёл уже после распада СССР А.Г. Лукашенко. Он 25 лет продолжал вкладывать деньги в советские гиганты. Отдачи он так и не дождался.

Камрады, двадцать пять лет ещё! Согласен, эксперимент не совсем «чистый», но он имел место быть. Что выросло, то выросло. И, например, «Гомсельмаш» или «Мотовело» — это просто «легенды» белорусской экономики. «Амкадор», «МАЗ»… Он по-честному пытался их спасти и даже развить. Не получилось. Опять же таки, если кто не в курсе, то китайская индустриализация 90-х носила достаточно специфический характер: строились новые, именно новые заводы на юго-востоке Китая. А многие старые предприятия, построенные во времена товарища Мао, оказались попросту ненужными (в частности, северо-восток Китая). В новую экономику они отказывались вписываться.

То есть и рынок был вроде под них, и деньги… но не судьба. Нет, кто-то вписался, а кто-то не очень, хотя КПК работала изо всех своих сил. То есть истинная коммерческая ценность всех этих «гигантов индустрии» достаточно сомнительна. Просто при их создании вопрос так не ставился и под таким углом не рассматривался: задача была произвести максимум продукции максимально быстро. В рамках же экономики плановой всё могло быть «рентабельным», даже «встречные перевозки» аналогичных товаров.

Просто иллюзия имеет место быть такая навязчивая: если вращается гигантский индустриальный маховик, то и отдача от него должна быть гигантская. Не факт, далеко не факт. И похоже в 70-е/80-е годы над этой «загадкой сфинкса» бились лучшие умы советского руководства: всё работает, но с деньгами проблемы и нет товаров на прилавках. Ещё раз: не надо про воровство и убожество советского строя. Как раз таки воровства было не так много и строй был вполне себе неплохой.

Прибыль, конечно, не может быть единственным критерием при организации работы предприятия, но без неё никуда. Почему-то у нас в последние десятилетия слово «прибыль» стало восприниматься как некие «малотрудовые» сверхдоходы, которые тратятся в циничных целях. Но ведь если рассуждать по-простому, то прибыль — это то что мы можем забрать у предприятия, не нарушая его деятельности. То есть прибыль нужна не для того, чтобы «сверхобогатиться», а просто по факту экономической деятельности общества — кто-то на это должен зарабатывать.

Так вот, сомнения есть серьёзные, что советская индустриальная система хорошо «зарабатывала». Причина проста: постоянный дефицит всего и вся в мирное время в рамках СССР. То есть если трудоустроить всех и раздать им получки ещё было можно, то вот наполнить эти (совсем небольшие!) получки реальными товарами было почему-то нереально. То есть возникает логичная версия, что дело было не столько в партократах и завмагах, сколько в самой низкой рентабельности советской экономики. То есть все работали, а вот богатой жизни не получалось. Парадокс.

Гигантская индустриальная машина советской промышленности почему-то не могла обеспечить населения даже базовым набором тех же промтоваров (про продукты тихо промолчим, тема отдельная). Ну почему? Кстати, гениальное «решение» данной проблемы было найдено как раз на больших промпредприятиях: «вписать» бытовые расходы трудящихся в стоимость продукции (раз всё работает а продукция нужна стране!) — свои дома культуры, дома отдыха, своё строительство жилья, свои теплицы и свинофермы, своё производство ширпотреба.

Господи, весь этот бред… Завод-гигант превращался в маленькое государство. И по факту снабжение реальными благами человека с улицы и рабочего крупного оборонного завода могло быть очень разным. И квартиру можно было получить быстро, а можно было всю жизнь стоять в очереди. Но, спросим себя, какова была себестоимость продукции такого вот «предприятия»? С учётом всех «социальных расходов»? Закрадываются очень нехорошие подозрения… И по рентабельности/прибыльности его работы тоже, что характерно.

То есть де-факто в бедной, дефицитной экономике крупный завод ещё более ухудшал ситуацию для всех в целом, обеспечивая социальными благами своих работников. Сегодня мы прекрасно в курсе, что гигантский бизнес (торговый даже!) может приносить большие убытки. Сегодня ни для кого не секрет, что оборот — это одно, а прибыль — совсем другое.

Нырнув в рынок, заводы-гиганты первым делом скинули с себя всю «социалку», нагрузив и перегрузив местные бюджеты, но рентабельными от этого они не стали (в большинстве своём!). И даже аренда «лишних площадей» делу помогла мало. Нет, если бы все «скопытились» сразу, то тут и сказочке конец, но немало крупных советских предприятий продолжали работать и продолжали генерировать убытки. При этом, не неся уже социальной нагрузки в виде разнообразных соцкультобъектов и выплачивая рабочим мизерную зарплату. И генерируя бесконечные долги.

В Белоруссии им ещё фактически разрешили по этим долгам не платить. Собственно говоря, советские заводы-гиганты оказались теми «белыми слонами», которые и убили белорусскую экономику. Ну, как рассуждало, глядя на них, белорусское руководство: ну, не может эдакая махина не приносить прибыли! И 25 лет в них вливали госдотации, создавали льготные условия и разрешали не платить по долгам коммерсантам. «Созвездие чёрных дыр» получилось. Они высосали белорусскую экономику до дна, после чего тихо «скопытились».

Сложно поверить в это неподготовленному человеку, но такое быть вполне может: громадная система работает, работает изо всех сил, работает… в минус. И поменять что-то невозможно. Любые попытки «реформ» сначала вызывают мелкие флуктуации, а потом система возвращается в исходное устойчивое состояние. Косвенным образом догадаться об «экономическом запасе плавучести» СССР можно по разговорам об «ужасных затратах на Олимпиаду-1980». Ну… как бы СССР был сверхдержавой. А Олимпиады проводили и просто разные очень средние государства типа Канады или Италии. Что-то как-то странно сие заявление звучит.

Подозрения вызывает. Вполне себе «проходная вещь». Из этой же серии афганская война и затраты уже на неё… которые якобы легли «непосильной ношей». Опять же таки, война была не так чтобы уж очень большой и шла она отнюдь не под Омском. И та же самая Российская империя вела подобные войны постоянно, не претендуя на громкий титул «индустриальной сверхдержавы». Афганская война — это, конечно, большие расходы, но, опять же, смотря для кого…

СССР — индустриальная сверхдержава с населением в 280 миллионов человек… А ещё и СЭВ имел место быть, и варшавский блок. И если такая вот ограниченная война прямо рядом с границей вызывала столь большие экономические проблемы, возникают серьёзные сомнения касательно реальных денег, зарабатываемых советской индустрией. Насколько вообще была устойчива советская экономика (какой у неё был запас «плавучести»)? Как-то на фоне всех вот этих «дефицитов» при относительно небольших получках вызывает подозрение что система работала «сама на себя». То есть маховики и шестерёнки, конечно, крутились, но вот что-то оттуда «забрать и потратить» было не так уж просто.

И тут начинают «пинать» раздутый военный бюджет. Оно, конечно, так. И тем не менее большие оборонные расходы были много где. Само по себе это ещё ничего не означало. Да и вопрос обороноспособности никто с повестки дня не снимал, то есть по-доброму, по-хорошему, армию надо было сокращать, как и «оборонку», но не военные расходы в целом, их сильно ужать не получалось (надо было бы лучше финансировать меньший численный состав). Такой вот парадокс: хорошая современная армия дорого стоит. Складывается такое вот впечатление, что «чудо индустриализации» у советских лидеров получилось ровно наполовину: мощную работающую индустрию как раз создать удалось, а вот сделать её прибыльной как раз нет. Вследствие чего у советских граждан позднего СССР (да и у иностранцев) возникал «когнитивный диссонанс»: сверхмощная индустриальная экономика и достаточно скромное, если не сказать убогое, бытиё.

Добром это закончиться никак не могло. Идея статьи заключается, безусловно, не в том, что экономика крупной державы должна базироваться исключительно на киосках по продаже шавермы и киосках цветочных, а также турагентствах, однако самое крупное и интересное предприятие с самой востребованной продукцией должно таки «работать в плюс». И, вполне логично, чем больше предприятие, тем больше этот плюс должен быть. Иначе всё печально (совсем печально). Я понимаю, идея, что для хорошей, богатой жизни для неё надо зарабатывать деньги, более чем банальна, но почему-то очень часто напрочь игнорируется.

Понятно, что есть сферы человеческой деятельности, где деньги только расходуются (наука, культура, медицина, образование и т.д.) Но вот производство — это как раз та самая сфера, где деньги как бы должны не тратиться, а… зарабатываться, кто-то же должен их, в конце концов, зарабатывать? Вот с этим как раз у нас по-прежнему проблема. Как и 30 лет назад. Как бы работать на заводах ещё получается, а вот серьёзно зарабатывать — не очень. И это при том, что, как уже было сказано, всю «социалку» они давным-давно сбросили.

Работают они или в ноль, или в минус, понять это достаточно просто: старые корпуса, которые лет 40 никто не ремонтировал, древнее оборудование, замызганные рабочие… но по прежнему на них «надеются и рассчитывают». Зря. Абсолютно зря. А ведь совсем недавно именно из них и состояла большая часть тогда ещё советской экономики. И очень многие заводы, по сути дела, представляли из себя некую «волшебную тыкву», то есть «вкладывать» в них можно было бесконечно, а вот что-то «забрать» было уже никак невозможно. Тогда это всё «скрадывалось» «общим котлом» плановой экономики, в рамках которой они могли вполне себе «процветать», но вот предоставленные сами себе многие «флагманы» и «гиганты» оказались выброшены на берег. Или влачат поистине жалкое существование.

Ещё раз: маленькие зарплаты и полный дефицит всего и вся — это не мелкая неприятность на фоне всеобщего благолепия, а признак серьёзных проблем построения экономической системы. Социальные блага, говорите? А вот как раз они тогда у всех были очень разные. Доступ к ним. Просто кто-то (самый хитрый) вписывал расходы на них в сам производственный цикл. У кого-то это как раз не очень получалось (просто некуда было их вписывать!). В любом случае этих самых «благ» хватало не всем и не всегда. Хитрая советская система «распределения», очередей на всё и талонов объясняется именно этим. Ведь потребности человека советского были достаточно примитивны: просто обувь, просто одежда, просто мебель, просто сыр, просто колбаса. Без выкрутасов. Имея в магазине один сорт колбасы и один сорт сыра, советский человек был бы счастлив. Но не срослось, не «фартануло».

И дело тут не в завмагах и парторгах, проблема лежала глубже. То есть, грубо говоря, с точки зрения автора, советская система была бы просто идеальной… если бы у неё ещё бы получалось зарабатывать деньги. А вот как раз с этим были принципиальные проблемы, которые разрешить так и не удалось. А вечно «щемиться» в бесконечных очередях за вполне «конечной» колбасой (Таня, больше за колбасу не пробивай!) или за «ботинками импортными» было не так интересно, как это может показаться сегодня.

То есть надо отдать должное советским руководителям 70-х/80-х: они активно работали над проблемой. Но вот решить её у них не получилось. Вам не кажется весьма подозрительным для индустриальной сверхдержавы такой вот глобальный интерес к каким-то «нефтедолларам»? Ну, есть они/нет их… после США, СССР на тот момент крупнейший производитель самых разных промышленных товаров. Мы же не Саудовская Аравия, в конце концов? И не Арабские Эмираты.

Но парадокс был как раз именно в этом: нефть оказалась просто-таки «манной небесной», как и газ. Продать сырьё и купить заветный ширпотреб. А рядом гудят день и ночь индустриальные гиганты… картина поистине сюрреалистичная… То есть в целом можно сказать, что не всё было так просто, так однозначно с той самой «утерянной» советской экономикой. И похоже, что к концу 80-х она реально «ушла под воду», то есть заводы ещё работали, а вот любые товары из продажи исчезли окончательно и бесповоротно.

Восстановить советское наследие мешает либеральное меньшинство

Восстановить советское наследие мешает либеральное меньшинство


Ключевые слова: Общение
Опубликовано 30.10.2018 в 08:51
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии